+7 (903) 738 - 28 - 85
телефон, whatsapp
Главная » Статьи » Энциклопедия

Циммервальдская конференция. На основании статьи в БСЭ 1-ого издания

Циммервальдская конференция, первая международно-социалистическая конференция во время империалистской войны (Первой мировой войны), состоявшаяся в Швейцарии (в деревне Циммервальд, близ Берна) 5-8 сентября 1915 года и явившаяся после краха довоенного 2 Интернационала первой попыткой объединения левых и левоцентристских элементов международного рабочего движения.

Крах 2 Интернационала, резко обнаружившийся в первые же дни империалистской войны (Первой мировой войны), не был случайным и неожиданным явлением; он был подготовлен задолго до войны непрерывным усилением оппортунизма в социально-демократических партиях, профессиональных союзах и других пролетарских организациях, входивших в состав 2 Интернационала. «В течение всей эпохи 2 Интернационала повсюду шла борьба внутри социально демократических партий между революционным и оппортунистическим крылом» (Ленин, Соч., т. 18, стр. 201). Защита сотрудничества классов, отречение от идеи социалистической революции и революционных методов борьбы, приспособление к буржуазному национализму, превращение в фетиш буржуазной легальности, отказ от классовой точки зрения и классовой борьбы – таковы были идейные основы международного оппортунизма (иначе: реформизма, министериализма, парламентского кретинизма, тред-юнионизма, меньшевизма и т.д.). «Именно на этой почве,- писал Ленин в начале войны,- и выросло теперешнее шовинистское патриотическое настроение большинства вождей 2 Интернационала. Фактическое преобладание оппортунистов среди них давно отмечалось с самых различных сторон различными наблюдателями. Война лишь вскрыла особенно быстро и остро действительные размеры этого преобладания» (Соч., т. 18, стр. 67). И тогда же Ленин констатировал: «2 Интернационал умер, побеждённый оппортунизмом» (там же, стр. 71).

С началом войны оппортунизм принял новую форму, а именно форму социал-шовинизма (по-иному: социал-патриотизма, социал-империализма, оборончества). Наиболее ярко и полно его победа проявилась в воюющих странах. Вначале только в двух из них, в России и Сербии, раздался открытый протест против империалистской войны. Влиятельнейшие организации 2 Интернационала – социально-демократические партии Германии, Австро-Венгрии, Франции, Бельгии, Рабочая партия Англии – полностью капитулировали перед шовинизмом, открыто перешли на точку зрения «защиты» буржуазного отечества и стали всемерно помогать своим буржуазным правительствам вести грабительскую войну. В России также меньшевики, бундовцы и эсеры почти без исключений заняли позиции открытого или замаскированного социал-шовинизма и центристского примиренчества. Волны социал-шовинистского движения захлестнули также нейтральные страны. Только в некоторых странах (в Италии, Болгарии, Румынии) социалистические партии не совершили прямой измены делу пролетариата и частично давали отпор империалистической политике своих правительств. Единственной партией, оставшейся вполне твёрдо и без всяких колебаний на позициях революционной классовой борьбы и пролетарского интернационализма, была партия большевиков. Решительно выступая против империалистской войны и подготовляя рабочий класс и все трудящиеся массы России (Российской империи) к предстоявшим революционным боям за свержение царского самодержавия и за полное уничтожение самых основ капиталистической эксплуатации, большевики вели в то же время широко развёрнутую революционно-социалистическую работу на международной арене. В первые же дни войны партия Ленина, выполняя свою всемирно-историческую роль, дала международному пролетариату боевую платформу революционного действия, выдвигавшую в качестве основных лозунгов пролетарского движения всех стран следующие задачи: превращение империалистской войны в гражданскую войну против буржуазии, полный разрыв с оппортунизмом всех мастей и активную подготовку нового, 3 Интернационала. Вместе с тем как лозунг, противопоставлявшийся оборончеству, социал-шовинизму и пацифизму, большевиками выдвинут был лозунг поражения своего правительства в империалистской войне.

На международной арене большевистская платформа в первое время имела очень мало сторонников. Измена вождей 2 Интернационала внесла величайший разброд и смятение в мировое рабочее движение. Даже те социально-демократические партии, которые не отступились от классовой точки зрения борьбы против империалистской войны, всё же оказались не в состоянии подняться до позиций революционно-пролетарского интернационализма и оставались в плену у социал-пацифистской идеологии и примиренческой центристской практики. Во многих социал-шовинистских партиях вскоре стали нарождаться различные оппозиционные группировки, наиболее правые из которых (каутскианцы в Германии, лонгетисты во Франции и др.), стоявшие на позициях центризма или каутскианства, представляли собой не что иное, как прикрытый или замаскированный социал-шовинизм. Немногим от них отличались так называемые «интернационалисты», отвергавшие принцип защиты отечества, не одобрявшие «крайностей» социал-шовинистской политики и т.д., но в то же время с ожесточением выступавшие против лозунгов пораженчества, превращения империалистской войны в гражданскую, полного раскола с оппортунизмом и создания нового Интернационала (лидерами этого левокаутскианского течения выступали Гримм, Троцкий, Раковский и др.). Даже революционные интернационалисты, развернувшие со временем довольно энергичную борьбу против империалистской войны и предательства социал-шовинистов и каутскианцев (например, болгарские «тесняки», голландские «трибунисты», польские «розламовцы», шведские «молодые» социалисты, германские «спартаковцы»), не принимали полностью ленинских лозунгов и совершали грубейшие ошибки как в своих теоретических построениях, так и в политических выступлениях. Отсюда ясно, в каких трудных условиях большевикам приходилось вести борьбу за свою революционную платформу.

В первое время после развала 2 Интернационала не существовало никакого международно-пролетарского объединения. К весне 1915 года относятся первые попытки организации совместных выступлений антишовинистских элементов разных стран: в конце марта происходила Бернская женская международная социалистическая конференция, а в начале апреля состоялась Бернская конференция социалистических организаций молодёжи. Около того же времени началась подготовительная работа по созыву общей международно-социалистической конференции.

Инициативу в этом деле взяла на себя итальянская социалистическая партия. Стоя на позициях непоследовательного, левоцентристского интернационализма, она вначале делала попытки воскресить труп 2 Интернационала и усиленно добивалась созыва старого Международного социалистического бюро (Луганское совещание). Но когда эти попытки натолкнулись на решительное сопротивление виднейших вождей 2 Интернационала, то центральный комитет итальянской партии постановил созвать самостоятельно международную конференцию, предполагая пригласить на неё только те партии или отдельные их организации, которые продолжали стоять на почве классовой борьбы и международной солидарности пролетариата и в частности принципиально отвергали голосование в парламентах за военные кредиты. Однако главные организаторы конференции (итальянский депутат социал-пацифист Моргари и швейцарский социал-демократ центрист Гримм) прилагали все усилия к тому, чтобы расширить состав конференции и привлечь на неё также всех виднейших вождей международного каутскианства. На предварительном совещании (в Берне 11 июля 1915 года) большевики выступили с решительным протестом против таких планов и со своей стороны добивались обеспечения возможно более полного представительства революционно-интернационалистских группировок; однако большинство совещания (итальянцы, швейцарцы, русские меньшевики) отвергло предложения большевиков.

Было ясно, что на конференции будут преобладать правые элементы международного оппозиционного движения; тем не менее большевики решили принять в ней участие, чтобы использовать её для пропаганды своих лозунгов и для сплочения подлинно левых элементов. Ленин развил энергичную деятельность по подготовке левого фронта конференции. В период её организации, летом 1915 года, он писал Коллонтай, являвшейся посредником в сношениях большевиков с левыми социалистами Швеции и Норвегии: «По нашему, левые должны выступить с общей идейной декларацией с обязательным осуждением социал-шовинистов и оппортунистов; с программой революционных действий (сказать ли: гражданская война, или революционные массовые действия – не так уж важно) – против лозунга «защиты отечества» и т.д. Идейная декларация «левых» от имени нескольких стран имела бы гигантское значение…» (Ленин, сочинения, т. 18, стр. 179). Разослав в разные страны свой проект подобной «декларации» (или «резолюции»), Ленин настаивал, чтобы левые интернационалисты поторопились обсудить его и выступить со своими поправками или с контрпроектами. «Дьявольски важно было бы совместное интернациональное выступление левых марксистов!»,- писал он несколько позже (сочинения, т. 18, стр. 181).

На конференции участвовало 38 делегатов из 11 стран. Некоторые делегаты (например, представители Англии) не могли прибыть вследствие паспортных препятствий. Только 5 стран (Россия, Польша, Италия, Болгария, Румыния) дали делегатов от старых, официально признанных социально-демократических партий; из других стран (Германии, Франции, Швейцарии, Голландии, Швеции, Норвегии) явились только представители различных оппозиционных групп.

Россия была представлена 8 делегатами: 2 от РСДРП (большевиков) (Ленин и Зиновьев), 1 от социал-демократии Латышского края (Я. Берзин-Винтер), 2 от меньшевистской «Организационной Комиссии» (П. Аксельрод и Мартов), 1 от группы «Наше слово» (Троцкий), 2 от партии социалистов-революционеров (Натансон-Бобров и В. Чурнов); представитель «Бунда» заявил, что он присутствует лишь в информационных целях. Польша дала 4 делегатов: 2 от «розламовского» Краевого правления СДП и Л (К. Радек и Я. Ганецкий), 1 от Главного правления СДП и Л (А. Варский), 1 от ППС-левицы (С. Лапинский). Из 10 делегатов Германии большинство принадлежало к центристской оппозиции (Г. Ледебур, А. Гофман, Герцфельд, Лахмейер, Фогтгер, Рейхардт и ещё один, фамилия которого не установлена); группу «Интернационал», или «Спартак», представляли двое (Э. Мейер и А. Тальгеймер); от берлинской левой группы «Интернациональной социалистической Германии» явился один (Ю. Борхардт). Францию представляли 2 делегата от левых элементов профдвижения (синдикалист Мергейм и член социалистической партии Бурдерон). Социалистическая партия Италии прислала 4 делегатов (Моргари, Модильяни, Ладзари и Серрати). В качестве представителей различных местных организаций Швейцарии на конференции участвовали 4 делегата (Р. Гримм, К. Моор, Ш. Нэн и Ф. Платтен). Из Болгарии приехал 1 делегат («тесняк» Коларов), из Румынии – 1 (Раковский), из Швеции – 1 (представитель оппозиционной группы «молодых социал-демократов» Хеглунд), из Норвегии – 1 (представитель организации молодёжи Т. Нерман), из Голландии – 1 (Г. Роланд Гольст от «революционно-социалистического союза»). В президиум конференции вошли: Гримм, Ладзари, Раковский; секретарём была избрана Роланд Гольст, переводчиком – А. Балабанова. В порядок дня были включены следующие пункты: 1) доклады представителей отдельных стран, 2) совместная декларация представителей Германии и Франции, 3) вопрос о принятии принципиальной резолюции, 4) манифест против войны, 5) выборы в постоянную комиссию, 6) декларация солидарности с жертвами войны.

Большинство на конференции принадлежало к правому крылу, состоявшему, по определению Ленина, из «колеблющихся полукаутскианцев»; точку зрения этого большинства наиболее последовательно отстаивали Ледебур и Аксельрод. Центр на Циммервальдской конференции занимала группа колеблющихся «левых» каутскианцев (они сами называли себя левыми интернационалистами) с Троцким, Гриммом и Раковским во главе; делая иногда словесные уступки подлинно левому крылу, эти представители «циммервальдского центра» во всех решающих случаях поддерживали правое крыло. Небольшую, но компактную левую группу образовали 8 делегатов; кроме 3 большевиков (Ленин, Зиновьев, Винтер) в неё входили также Радек, Борхардт, Платтен, Хеглунд и Нерман. Германские «спартаковцы» колебались между левой группой и «центром». Но в то же время на конференции было зачитано письмо виднейшего вождя спартаковского движения Карла Либкнехта, которое свидетельствовало о его близости к левой группе. Призывая к революционной борьбе против империалистской войны и к расколу с социал-шовинистами, Либкнехт провозглашал лозунг: «Не гражданский мир, а гражданская война!».- Выслушав ряд информационных докладов, конференция решила прений по ним не открывать. По второму пункту порядка дня также не было прений: конференция ограничилась тем, что приняла к сведению заранее заготовленную пацифистскую декларацию, подписанную представителями двух воюющих стран – Германии и Франции. Острая борьба развернулась по третьему пункту.

Левая группа, возглавлявшаяся Лениным, предложила конференции принять особую резолюцию, которая должна была установить и закрепить принципиальное отношение представителей оппозиционного движения разных стран к империалистской войне и к краху 2 Интернационала, а также обосновать тактику международной социал-демократии. Проект этой резолюции и являлся той «общей идейной декларацией» левых, о которой Ленин писал в выше приведённом письме. Правда, ленинский проект резолюции оказался неприемлемым для некоторых участников левой группы (Радек, скандинавцы) и на предварительном совещании накануне конференции за основу были приняты тезисы Радека. С некоторыми поправками Ленина эти тезисы и были потом предложены конференции от имени 8 левых делегатов как проект резолюции: «Всемирная война и задачи социал-демократии» (текст его см. в кн.: Борьба большевиков за создание Коммунистического Интернационала, ИМЭЛ, 1934). По ряду важнейших вопросов этот компромиссный текст заметно отличается от ленинского проекта, но и в таком «смягчённом» виде резолюция давала в общем правильную характеристику империалистской войны, решительно отвергала защиту буржуазного отечества, осуждала социал-шовинизм и в известной мере также каутскианство, признавала необходимость гражданской войны и в качестве главной задачи мирового пролетариата выставляла революционную борьбу с капиталистическими правительствами «за завоевание политической власти, необходимой для социалистической организации общества».

Полукаутскианское большинство конференции разумеется не могло принять такой резолюции, но при этом, оно уклонилось от обсуждения вопроса по существу, предложив конференции отказаться от принятия всякой принципиальной резолюции. Представители правого крыла, отчасти и центра, ссылались на то, что они якобы не уполномочены своими организациями занять определённую позицию по принципиальным вопросам, а посланы только для участия в общей манифестации против войны. Но, несмотря на такую постановку вопроса выступавшие «к порядку дня» делегаты были вынуждены касаться спорных вопросов и по существу. Как в этих прениях, так и позже, при обсуждении манифеста, ясно обнаружилось основное разделение конференции на две неравные и непримиримые группы: на одной стороне небольшая, «сплочённая группа интернационалистов, революционных марксистов» (Ленин), на другой – «почти-каутскианское» большинство конференции.

Наиболее острые разногласия вызывали два вопроса: о революционных выступлениях против войны и о расколе с социал-шовинистами и их прикрывателями, каутскианцами. Даже представители правого крыла не решались отрицать того основного факта, что империалистская война (Первая мировая война) создала в Европе революционную ситуацию, но они не желали делать из этого соответствующих революционных выводов: они упорно отказывались выставить как назревшую задачу лозунг социалистической революции, призывать и подготовлять массы к революционной борьбе против империалистской войны с целью превращения её в гражданскую войну против буржуазии. Правое крыло в лице Ледебура возражало против включения в манифест даже требования об обязательстве социал-демократических депутатов голосовать в парламентах против военных кредитов. Они говорили лишь об «отдельных ошибках» некоторых вождей 2 Интернационала и выступали против большевистской тактики раскола как с открытыми, так и замаскированными социал-шовинистами и против создания нового Интернационала.

Представители левой группы с Лениным во главе выступали с резкой критикой каутскианцев. Отвечая на речи Ледебура, Аксельрода и других, в которых большевистская тактика объявлялась анархистской, бакунистской, демагогической и т.д., Ленин вскрыл лицемерный характер подобных выступлений и доказал антимарксистскую и предательскую сущность каутскианской политики. Свои основные положения, которые он развил на конференции, Ленин вскоре после этого изложил в статьях «Первый шаг» и «Революционные марксисты на международной социалистической конференции 5-8 сентября 1915 года». Там он между прочим писал: «одно из двух. Либо мы действительно твёрдо убеждены, что война создаёт в Европе революционную ситуацию, что вся экономическая и социально-политическая обстановка империалистской эпохи ведёт к революции пролетариата. Тогда наш безусловный долг разъяснять массам необходимость революции, звать к ней, создавать соответствующие организации, не бояться говорить самым конкретным образом о различных приёмах насильственной борьбы и об её «технике». Этот наш безусловный долг не зависит от того, будет ли революция достаточно сильна и наступит ли она в связи с первой или второй империалистской войной и т.п. Либо мы не уверены в том, что ситуация революционна, и тогда нечего по-пустому употреблять слова о войне с войной» (Сочинения, т. 18, стр. 303).

В результате длительных прений к «порядку дня» за принятие принципиальной резолюции вообще и за передачу проекта в комиссию было подано всего 12 голосов против 19; таким образом, лишь 4 центриста голосовали с левыми, остальные воздержались.

При обсуждении вопроса о манифесте развернулась такая же борьба между правым большинством и левым меньшинством Циммервальдской конференции. Было внесено три проекта манифеста: от левой группы, от правой части германской делегации и «примиренческий» проект Троцкого. Все три проекта были переданы в комиссию (Гримм, Ледебур, Ленин, Троцкий, Мергейм, Раковский, Модильяни). За основу был принят проект Троцкого. Борьба в комиссии достигала иногда такой остроты, что можно было опасаться полного срыва конференции. В конце-концов был принят текст манифеста, в который, по словам Ленина, удалось ввести «ряд основных мыслей революционного марксизма» и который фактически означал «шаг к идейному и практическому разрыву с оппортунизмом и социал-шовинизмом». Манифест признавал империалистский характер войны, указывал на лживость лозунга защиты отечества и в общих выражениях отмечал также измену вождей 2 Интернационала. В качестве главного политического лозунга в нём было выдвинуто требование борьбы за мир. В то же время манифест не делал необходимых выводов из этих положений: не ставил в очередь дня борьбу за социалистическую революцию, не разъяснял массам, что серьёзная борьба за мир немыслима без революционной борьбы за свержение власти буржуазии, не провозглашал необходимости раскола с социал-шовинистами и их пособниками, не призывал оппозиционные элементы к созданию нового Интернационала. Подвергая критике манифест Циммервальдской конференции, Ленин впоследствии отмечал (в статье «Первый шаг»), что он «страдает непоследовательностью и недоговорённостью», что в нём получилась «обидная недоговорённость, какая-то робость, боязнь сказать всю правду» (Сочинения, т. 18, стр.298).

Участники левой группы в особом заявлении отметили важнейшие недостатки манифеста, но в то же время решили голосовать за него, как за первый «призыв к борьбе». В окончательном виде манифест был принят единогласно. – После конференции Ленин считал нужным вернуться к вопросу о том, следовало ли большевикам в Циммервальде подписывать такой неудовлетворительный манифест. Давая положительный ответ на этот вопрос, Ленин писал: «что этот манифест делает шаг вперёд к действительной борьбе с оппортунизмом, к разрыву и расколу с ним, это факт. Было бы сектантством отказываться сделать этот шаг вперёд вместе с меньшинством немцев, французов, шведов, норвежцев, швейцарцев, когда мы сохраняем полную свободу и полную возможность критиковать непоследовательность и добиваться большего; было бы плохой военной тактикой отказаться идти вместе с растущим международным движением протеста против социал-шовинизма из-за того, что это движение медленно, что оно делает «только» один шаг вперёд, что оно готово и хочет завтра сделать шаг назад, пойти на мир со старым Международным Социалистическим Бюро» (Ленин, Сочинения, т. 18, стр. 300).

Конференция постановила также создать свой постоянный орган – Международную социалистическую комиссию. При этом правое крыло подчёркивало, что Международная социалистическая комиссия должна явиться лишь временной организацией и не должна противопоставлять себя Международному социалистическому бюро. Левые делегаты выступали с решительным протестом против всяких попыток, которые имели бы целью восстановление 2 Интернационала, и подчёркивали необходимость борьбы за 3 Интернационал. Однако никакого определённого решения по этому вопросу не было принято. В первый состав Международной социалистической комиссии были избраны центристы: Р. Гримм, О. Моргари, Ш. Нэн и А. Балабанова. Наконец Циммервальдская конференция в особой резолюции выразила симпатии жертвам войны и преследуемым за революционную борьбу товарищам. Эта резолюция между прочим заключала выражение «глубокого и братского сочувствия сосланным в Сибирь думским депутатам, которые являются продолжателями славных революционных традиций России». Крупнейшим достижением большевиков на Циммервальдской конференции было образование международной группы левых интернационалистов, ставшей известной под названием Циммервальдской левой.

Подводя итоги Циммервальдской конференции, Ленин писал: «Медленно движется вперёд развитие интернационального социалистического движения в эпоху неимоверно тяжёлого кризиса, вызванного войной. Но всё же движется именно в сторону разрыва с оппортунизмом и социал-шовинизмом. Международная Социалистическая Конференция в Циммервальде… ясно показала это» (Сочинения, т. 18, стр. 297). После Циммервальдской конференции это движение стало развиваться более быстрыми темпами, о чём свидетельствовала вторая конференция «циммервальдцев» (Кинтальская конференция). Промежуточная международная организация, начало которой было положено на Циммервальдской конференции и которая вошла в историю международного рабочего движения под название Циммервальдского объединения, прошла разные этапы развития и была ликвидирована окончательно постановлением 1 конгресса Коммунистического Интернационала.


Большая советская энциклопедия. 1-ое издание. Том 60. Стр. 707-714.

Категория: Энциклопедия | Добавил: Kiele (30.12.2017) | Автор: Дмитриев Сергей Александрович E W
Просмотров: 262 | Комментарии: 7 | Теги: Циммервальдская конференция | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 7
avatar
0
1 Kiele • 02:36, 30.04.2018
Как я это вижу.
Развал второго Интернационала был очевиден многим. Война ускорила этот процесс. Сделала различные позиции социал-демократических партий чётче и понятнее. Оппортунисты явно и открыто проявили себя.
На сторону социал-шовинизма перешли влиятельнейшие организации Германии, Австро-Венгрии, Франции, Бельгии, Англии, многие организации России. В Италии, Болгарии и Румынии соц. партии не совершили прямой измены делу пролетариата. В России и в мире в целом только большевики остались без колебаний на позициях революционной классовой борьбы и пролетарского интернационализма. Они выдвигали основными лозунгами превращение империалистской войны в гражданскую войну против буржуазии, полный разрыв с оппортунистами и подготовку третьего Интернационала, поражение своего правительства в империалистской войне.
avatar
0
2 Kiele • 02:36, 30.04.2018
Большевики на международной арене имели очень мало сторонников. Большинство социал-демократических партий либо перешли к социал-шовинизму, либо к социал-пацифизму, либо выступали против лозунгов пораженчества и превращения войны в гражданскую, либо против раскола с оппортунизмом и создания нового Интернационала. Даже революционные интернационалисты не принимали полностью ленинских лозунгов и совершали грубейшие ошибки в теоретических построениях и политических выступлениях.
После развала второго Интернационала были проведены Бернская женская международная конференция и Бернская конференция социалистических организаций молодёжи.
avatar
0
3 Kiele • 02:37, 30.04.2018
Конференция в Циммервальде - первая серьёзная попытка объединения левых после краха второго Интернационала.
Созыв конференции проводился итальянской социалистической партией. Изначально она пыталась восстановить второй Интернационал, однако, виднейшие вожди второто Интернационала решительно сопротивлялись этому. Было решено пригласить партии, которые продолжали работу на основе классовой борьбы и международной солидарности пролетариата. Моргари и Гримм (главные организаторы конференции) постарались расширить состав конференции за счёт виднейших вождей международного каутскианства. На предварительном совещании большевики требовали большего представительства для революционно-интернационалистских группировок, однако, большинство совещания отвергло их требование и включило в состав каутскианцев.
Большевики тем не менее не отказались от участия в конференции, чтобы донести свои лозунги и сплотиться с подлинно левыми.
avatar
0
4 Kiele • 02:37, 30.04.2018
Ленин активно готовился к конференции. Он сплачивал левых интернационалистов и вырабатывал с ними общую декларацию "левых" от имени нескольких стран с программой революционных действий и осуждением социал-шовинистов и оппортунистов.
На конференции было 38 делегатов из 11 стран. Представители Англии не смогли попасть на конференцию. Представители 6 стран (Германии, Франции, Швейцарии, Голландии, Швеции, Норвегии) были не из официальных признанных социально-демократических партий, а из оппозиционных групп.
В порядке дня были следующие пункты: 1) доклады представителей различных стран; 2) совместная декларация представителей Германии и Франции; 3) вопрос о принятии принципиальной резолюции; 4) манифест против войны; 5) выборы в постоянную комиссию; 6) декларация солидарности с жертвами войны.
avatar
0
5 Kiele • 02:37, 30.04.2018
Большинство на конференции принадлежало правому крылу, была небольшая часть центристов, которые поддерживали в основе своей правых. Было 8 левых, включая Ленина и Зиновьева, и двое "Спартаковцев" колебались от левых к центристам.
На конференции было зачитано письмо К. Либкнехта (вождь спартаковского движения). Он призывал к революционной борьбе с войной и расколу с социал-шовинистами.
Были выслушаны доклады по странам. Прения по ним не открывали. По второму пункту была оглашена пацифистская декларация Германии и Франции. Прения также открыты не были.
По третьему пункту была острая борьба. Левые предложили принять особую резолюцию, которую подготовили заранее на основе Ленинского проекта, исправленного Радеком. В ней предлагалось отвергнуть защиту буржуазного отечества, осудить социал-шовинизм и каутскианство, признать необходимость гражданской войны, вести революционную борьбу с правительствами за завоевание политической власти.
Большинство не могло принять такой резолюции. Они предложили отказаться от принятия принципиальной резолюции, ссылаясь на отсутствие полномочий. В обсуждениях обнаружилось разделение конференции на две неравные группы: группа интернационалистов революционных марксистов и группа почти-каутскианского большинства.
avatar
0
6 Kiele • 02:37, 30.04.2018
Основные разногласия были по следующим вопросам: революционные выступлений против войны и раскол с социал-шовинистами и каутскианцами. Основная масса отказывалась от выставления основной задачей лозунга социалистической революции, а также возражала против включения в манифест требования об обязательстве депутатов от соц.-демократов голосовать в парламентах против военных кредитов. Они были против раскола с социал-шовинистами и создания нового Интернационала.
По итогу прений 19 голосами против 12 резолюция принята не была вообще.
Обсуждение манифеста также было достаточно жарким. Было внесено 3 проекта манифеста. От левых, от правой части германцев и от Троцкого. Они были переданы комиссии. За основу был принят проект Троцкого. В итоге был принят текст манифеста, в который левым удалось внести ряд своих основных мыслей. Этот манифест признавал империалистский характер войны и указывал на лживость лозунга защиты отечества. Он отмечал измену вождей второго интернационала. Однако выводов из положений он не делал. Манифест оказался непоследовательным и недоговаривающим всю правду.
avatar
0
7 Kiele • 02:37, 30.04.2018
Далее конференция постановила создать свой постоянный орган - Международную социалистическую комиссию. Правые выступали за её временное действие и непротивопоставление Международному социалистическому бюро. Левые протестовали против восстановления второго Интернационала, подчёркивая необходимость создания третьего Интернационала. Определённого решения по этому вопросу добиться не удалось.
В особой резолюции Циммервальдская конференция выразила симпатии жертвам войны и преследуемым за революционную борьбу товарищам.
Крупнейшим достижением большевиков на Циммервальдской конференции стало создание международной группы левых интернационалистов Циммервальдской левой.
avatar